Бывшие толмачи вождей рассказали про особенности своей работы

Нонсенсом назвали российские дипломаты требование конгресса США допросить переводчицу Трампа Марину Гросс, бывшую свидетельницей беседы Путина с президентом США. Мы узнали у экс-переводчиков глав государств, как гарантируется секретность подобных переговоров со стороны «толмачей». Оказалось, даже записи по ходу дела в блокнотах они уничтожают.

фото: AP

— Это нарушение всего, чего только можно, включая этику, — говорит советник 1-го класса МИД РФ Владимир Родин (он сам выступал в роли переводчика между руководителями советского государства и иностранными лидерами) по поводу предложения допросить Гросс. — Все, что говорится на встрече, переводчик не имеет права разглашать никому. И никто, абсолютно никто, не имеет права его опрашивать ни при каких условиях. Так устроены дипломатические отношения, в которых у переводчиков своя уникальная роль.

По словам дипломатов, вообще конгресс в исключительная случаях может принять решение, чтобы опросить сотрудника госорганов, отвечающих за международную тематику. Но только не переводчика.

-Не припомню случая в международной практике, когда бы вызывали переводчика давать показания в законодательном органе о конфиденциальных межправительственных переговорах, — говорит бывший переводчик Андрей Вавилов (переводил на встречах Брежнева с Никсоном и Киссинджером). — Сомневаюсь, что конгресс США на это пойдет. Точнее даже уверен. Иначе это был бы подрыв практики международного дипломатического общения. Сложно понять, почему вообще такая идея пришла в голову отдельным членам Конгресса. Наверное, они незнакомы с сутью дипломатической работы. Переводчик — сотрудник госаппарата,

который обязан сохранять гостайну. Он не участник переговоров, а помогает лидерам общаться. Если доверительные беседы с американским президентом будут сразу обнародоваться в Конгрессе, то многие иностранные лидеры будут остерегаться откровенности в беседах с главой Белого Дома.

Любопытно, что никаких подписок о неразглашении перед встречей с переводчика не берут. И ограничений на выезды из страны как таковых у него нет.

«Все потому, что переводчик, который допускается на такого уровня переговоры, уже проверен и перепроверен множество раз, — продолжает Родин. — Он прошёл такие огни и воды, что никаких дополнительных проверок и ограничений не требуется.

Все записи, которые делают переводчики, они уносят с собой. В зале ничего оставлять нельзя. А дальше они, как правило, сразу их уничтожают. Хранить эти записи дома, на работе не то чтобы запрещается (такого нет), но все понимают, что это опасно».

Источник в Кремле сообщил, что « за зубцами» к идее отнеслись скорее с юмором. «Они бы ещё Меланью Трамп допросили! Она бывает на всех встречах и все слышит. Вряд ли Трампу эта идея понравилась бы».

Читайте материал: NYT: Трампу докладывали о личном приказе Путина на вмешательство

Читайте наши новости первыми — добавьте «МК» в любимые источники.

Источник