Там показывают творческое наследие Элия Белютина и его учеников

Сколько в Москве легендарных архитектурных памятников, которые некогда были доходными домами, а сегодня содержатся частными лицами. Непонятно, что теперь там происходит: и не заглянуть, и фотографий не найти. Исключения есть, одно из них — знаменитое здание страхового общества «Россия», что на Сретенском бульваре, где небольшая, но очень авторитетная галерея «Сезоны», специализирующаяся на художниках «Мира искусства» и «Голубой розы». Сейчас галерея пошла на эксперимент, предъявив нонконформистскую выставку наследия Элия Белютина и студии «Новая реальность». Что это и почему — рассказывает куратор проекта Виктория Ступина.

Владелец коллекции Михаил Сенаторов, директор галереи Елена Левашова, владелица галереи Людмила Лисина. Фото из личного архива.

— Виктория, вы осознанно пошли по пути контраста, разместив советский нонконформизм в интерьерах, предназначенных, скорее, для классического искусства?

— Особенность галереи «Сезоны» — работа исключительно с частными коллекциями. Мы показываем собрания, ранее по разным причинам скрытые от глаз широкой публики. Стены этой галереи видели и шедевры наследия передвижников, и знаменитые имена русского авангарда. А в 2011 году я сделала здесь большой проект на основе частной коллекции, посвященный 80-летию легенды советского андеграунда Анатолия Зверева. Галерея, изначально будучи квартирой, со своим шармом и изысканным уютом, на мой взгляд, идеально принимает на своих стенах любое искусство. Она ненавязчиво выявляет его суть, при этом сохраняя свой характер.

— Почему вы решили провести выставку именно здесь?

— Мне нравятся пространства с характером и атмосферой. С ними гораздо интереснее работать, чем с безликими белыми стенами. Миссия куратора заключается в том, чтобы построить диалог между временем, в лице произведения искусства, и местом, в лице выставочного пространства. Построить его так, чтобы зритель мог в этот диалог включиться или же просто его послушать. Проектом «Мифы «Новой реальности» мы продолжили традицию квартирных выставок, вполне типичных для советского неофициального искусства.

— На чем вы акцентируете внимание?

— Мы хотели прежде всего обратить внимание на творчество художников студии «НР» как на явление, которое должно занять свое заслуженное место в истории советского неофициального искусства. Хотелось бы напомнить зрителям о том, насколько революционным было в то время творчество белютинцев. И если до этого времени искусство хотело быть по-новому увиденным, то с того момента оно как будто стало подавать собственный голос. Лишившись предметности, оно обратилось не к глазу, а к интеллекту и чувствам. Живопись художников студии «НР», в моем ощущении, соединила в себе все три посыла: видеть, чувствовать, думать.

— А ощущать через прикосновения? В третьем зале разбросанные по полу картины как будто бы предназначены именно для этого. Кстати, это остроумная подача, в духе андеграунда.

— Так и было задумано. Мы хотели, насколько это возможно, передать атмосферу помещения, где могли бы экспонироваться в то время подобные вещи.

— Каким вы хотели показать Белютина, окружив его такими соседями?

— Белютин — гуру, сплотивший вокруг себя талантливых и просто страстно болеющих искусством людей. Какой бы спорной ни была его личность как художника, как человек он, несомненно, обладал качествами, которые влекли к нему людей и заставляли их терпеть подчас деспотичные проявления его авторитета во имя искусства. Он помог раскрыть и раскрепостить талант в тех, в ком он был. Эта выставка о том, какие плоды принес упорный труд его лучших учеников. На открытие пришли участники «НР» Игорь Снегур и Инесса Рябинина. Удовольствием было слушать их воспоминания о том времени, которое каждый из них посвятил студии. Я рада, что мы выставкой напомнили им о том, какой важный и яркий след они оставили в истории советского неофициального искусства и что через столько лет их творчество вызывает заслуженный интерес.

— Рекомендуете зрителям как-либо готовиться к выставке?

— По поводу абстрактного искусства я часто слышу: «Я не понимаю, как это смотреть! Это же мазня какая-то! Мой ребенок может лучше!» Это только потому, что вы пытаетесь видеть. А надо слушать! Искусство белютинцев для советского культурного пространства — как непослушный ребенок, который назойливо тянет вас за рукав и что-то пытается сказать. А вы стояли спокойно и не то что слушать, даже двигаться никуда не собирались. Да, можно от него отмахнуться, но это не поможет. Ребенок все равно будет настойчиво выражать мысли так, как ему это доступно. Можно отмахнуться, а можно попытаться услышать и понять. Голос реализма внятный и четкий. Это живопись эмоций и ассоциаций. К абстракции нужно прислушаться и настроиться на нее, чтобы понять как можно больше. Это диалог, в котором каждый зритель по своему читает картину. И это дает возможность каждому открыть для себя свою «Новую реальность».

Часы работы выставки: понедельник—пятница, 14.00–18.00 до 14 декабря.

Лучшее в «МК» — в короткой вечерней рассылке: подпишитесь на наш канал в Telegram

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: