Государственный заем станет новым способом обогащения рыночных барыг

На финансовом рынке активно обсуждается недавнее заявление главы Минфина Антона Силуанова о скором выпуске облигаций федерального займа (ОФЗ) для физических лиц. Одни специалисты называют эти бумаги отличной альтернативой вкладам на депозиты, поскольку правительство гарантирует выплату купонов. Другие находят в подобных бумагах множество изъянов. Минимальный объем покупки доступен далеко не каждому россиянину. Поэтому есть риск, что «народные облигации» откроют дорогу для обогащения биржевым воротилам, но отнюдь не массовому потребителю финансовых услуг.

Первый выпуск ОФЗ для физических лиц намечен на 1 апреля. И государство шутить не собирается. По словам Силуанова, эти ценные бумаги должны стать реальным инструментом заработка для самого широкого круга населения. Причем, по замыслу Минфина, инвестировать свои кровные в облигации будет гораздо выгоднее, нежели хранить деньги на депозитах. Их среднегодовая доходность составит 8,5% (за первый год — 7,5%), что где-то на 1% выше аналогичного показателя банковских вкладов. Чтобы развеять сомнения, министр финансов обещает сам прикупить такие ценные бумаги.

Впрочем, недоверие к «народным ОФЗ» все-таки остается. Как показывает история, выпуск облигаций для физических лиц в нашей стране практически никогда не наполнял карманы населения дополнительными доходами. Достаточно вспомнить практику размещения «народных» облигационных займов в СССР. В Советском Союзе до 1957 года, когда была свернута такая программа, было выпущено примерно 65 серий таких ценных бумаг. Сначала, в 1920-е годы, таким способом государство боролось с «советскими капиталистами» — нэпманами: всех, кто смог заработать определенный финансовый капитал, в обязательном порядке заставляли вкладываться в такие займы.

Потом облигации стали доступны всему населению. Причем на первых порах это было относительно выгодно. Для ликвидности первых «народных» облигаций (их покупка была уже добровольным делом каждого) государство обещало по ним высокую доходность — до 12%. Облигации также можно было оставлять в качестве залога под банковские ссуды, ими разрешили рассчитываться по налогам и даже оплачивать поездки на транспорте. Но счастье длилось недолго. Вскоре гражданам пришлось покупать облигации на принудительной основе — за счет средств населения советское правительство десятилетиями решало свои финансовые проблемы. А чтобы не возникало случаев уклонения от такого обязательства, бумаги выдавали вместо заработных плат. Затем последовали и другие ограничительные меры — доходность облигаций снизилась до 3–4%, конвертация в бумаги новых займов проходила с коэффициентом 3 к 1, а их погашение было отсрочено на 20–30 лет. В результате многие обладатели бумаг так и не дождались возможности получить обещанные деньги — после развала СССР облигации превратились в обычную макулатуру. Только единицам удалось получить законный доход. И не в российской инстанции, а в Европейском суде по правам человека. Житель нашей страны, обладавший облигациями Государственного внутреннего выигрышного займа, выпущенного в 1982 году, отсудил у российского правительства 1,2 тыс. евро.

Провалом закончился выпуск «народных» ОФЗ и в современной России. В 1993 году правительство выпустило государственные краткосрочные облигации, доход которых составлял разницу между ценой погашения и ценой покупки. Другими словами, ЦБ продавал облигации существенно ниже номинала, а Минфин выкупал по номиналу. Доходность по ним доходила до 30–50%. Однако эти бумаги только носили статус «народных». На деле их можно было купить только на аукционе, для чего необходимо было располагать серьезным капиталом. При этом многие обычные люди, даже не понимая, что такое ГКО, напрямую участвовали в этом процессе. Самым серьезным источником средств для обслуживания казначейских облигаций являлся федеральный бюджет, пополняемый налогами. Население исправно платило налоги, акцизные и другие фискальные сборы, но месяцами сидело без зарплат. А государство посредством этих облигаций строило настоящую финансовую пирамиду. И итог этого процесса оказался таким же, как и у всех финансовых пирамид: через пять лет поступлений в бюджет для расчета государства по ГКО стало не хватать, по ним был объявлен дефолт, а Россия погрязла в финансовом кризисе.

Нынешний выпуск ОФЗ, конечно, вряд ли приведет к таким трагическим последствиям. Но и заработать на них у большинства физических лиц, на которых рассчитаны бумаги, вряд ли получится.

Эксперты видят здесь сразу несколько рисков для граждан. Во-первых, хотя номинал одной облигации составляет всего 1 тыс. рублей, купить их можно только лотами, минимальный порог которых составляет 30 тыс. Для министра Силуанова, вероятно, это не станет проблемой. В отличие от рядового россиянина, средняя зарплата которого по итогам 2016 года составила, согласно Росстату, немногим более 36 тыс.

Во-вторых, как отмечают эксперты, государство через год может принудительно выкупить эти облигации и оставить покупателя с доходностью в 7,5%. Если отнять 4% прогнозируемой инфляции, то выигрыш получится чисто символическим для 12 месяцев ожидания — 3,5%. Для того, кто вложится на 30 тысяч, — чуть более 1 тыс. рублей.

В-третьих, по словам директора аналитического департамента «Альпари» Александра Разуваева, несмотря на то что на первых порах вторичный рынок ОФЗ не предусмотрен, впоследствии перепродажу этих ценных бумаг могут разрешить. Тогда, возможно, повторится ситуация с облигациями государственного сберегательного займа, которую мы наблюдали в 1990-е годы. Крупные банки будут выставлять котировки одновременно на покупку и на продажу. То есть выступят фактически в роли спекулянтов: сами будут по дешевке скупать бумаги у граждан, а затем продавать их дороже заинтересованным финансовым структурам.

Источник

ПОХОЖИЕ СТАТЬИ: